ОБЗОРЫ
ОБЗОРЫ

A B C D E F G H I
J K L M N O P Q R
S T U V W X Y Z
А-Я 0-9
ПРОХОЖДЕНИЯ
ПРОХОЖДЕНИЯ

A B C D E F G H I
J K L M N O P Q R
S T U V W X Y Z
А-Я 0-9

 
         
 
Навигация
Игровые обои
border=0 width="120">

10-ка Статей.
· 1: Zombie Shooter
· 2: Wall-e The Game
· 3: Tank Combat
· 4: Sublustrum
· 5: Space Siege
· 6: S.T.A.L.K.E.R.: Чистое Небо
· 7: Rayman Raving Rabbids 2
· 8: LEGO Indiana Jones: The Original Adventures
· 9: Kung Fu Panda
· 10: Kung Fu Panda

Юмор :)
Ежедневно ваша - жена Маша.

Разное
Новые статьи бухгалтерский учет нам предоставляет автор сайта lost и остаться в живых, который напоминает вам, что игры вредят здоровью.!
1 2 3 4 5
 
Call of Cthulhu: Dark Corners of the Earth


Жанр: Horror Action.
Разработчик: Headfirst Productions.
Издатель: Bethesda Softworks.
Количество CD: 1 DVD.
Похожие игры: Clive Barker`s Undying, серия Silent Hill.
Минимальные системные требования: процессор с частотой 800 МГц, видеокарта с 64 Мб памяти, 256 Мб оперативной памяти.
Рекомендуемые системные требования: процессор с частотой 1,5 ГГц, видеокарта с128 Мб памяти, 512 Мб оперативной памяти.


Человеку свойственно любить потусторонние миры. Согласитесь, приятно осознавать, что вокруг тебя, совершенно незаметно для глаз твоих, может крутиться иная, параллельная, Вселенная, и не просто крутиться, а даже посылать нам, несчастным, кое-какие знаки своего существования вроде свечения на водоемах в ночь на Купалу или бедняг-оборотней, усыпляемых вечно бдящим ветнадзором, путающим несчастных волколаков с бродячими псами. И пусть ученые уже сотни раз докажут, что все это ерунда, а в противовес приведут, несомненно, неоспоримые доказательства и даже придумают новую болезнь — ликантропию (прим.: род душевной болезни, при которой люди воображают себя животными), лишь бы только люди мирные не говорили грубое и устаревшее «оборотень». Это всего лишь дань моде. Писк ее — не верить в сверхъестественное. Ну и не надо. Люди все равно придумывают свои легенды и сказания, и стоило бы ради интереса хоть раз спросить у одного из подобных демиургов, верит ли он в то, что создал? И, как вы думаете, что он вам ответит?

Как показывает практика, страх можно почувствовать, причем в самом что ни на есть материальном смысле. Он похож на слегка отдающий приторной гнильцой воздух, ну, или, может быть, на тонкую паутину, еле заметно витающую в воздухе. Одно из самых древних чувств, наконец, научилось «оживать». И, что самое смешное, помогли-то сделать этот эволюционный шаг сами люди, словно не хватало нам этого чувства в жизни... Уйдя далеко вперед от тех времен, когда страх был абсолютно естественным, его нишу заняли эфемерные призраки лени и счастья как истинные дети эпохи, и нам не оставалось никакого иного выхода, кроме как соскучиться по страху. И сотворить свой: не менее животный, чем раньше. А что искусственный — так и бог с ним. Полуфабрикаты в наше время очень даже смогли прижиться.

Мне кажется, что за мной кто-то наблюдает. Кто-то невидимый, невесомый, он витает надо мной и пытается проникнуть внутрь меня, внутрь моего разума, и ему нестерпимо хочется сделать что-то, что я никак не могу позволить ему сделать... Но кто я такой, чтобы запретить? Маленькая забытая соринка в большой свалке под названием «человечество». Этот хозяин гостиницы... кажется, у него есть что-то на уме насчет меня. Да и окровавленный мясницкий нож, лежащий у него на столе, мягко намекает на его не совсем человеческие пристрастия. Таким обычно шинкуют мясники животных, но кто мешает делать это и с людьми? Надеюсь, он хотя бы спит по ночам... Защелкну-ка я на всякий случай двери и в соседней комнате. А то мало ли что взбредет в голову этому человеку... Хотя меня и одолевают сомнения по поводу того, зачем я сюда приехал. А я ведь просто бегу. Убегаю сломя голову, без оглядки, спотыкаясь о камни, которые сам же и раскидывал. И — как иронично — еще и получаю за это деньги. Глупо, конечно... Все, Джек, спать, завтра будет тяжелый день. Вот только... а будет ли?

Порой человеку необходимо сделать один лишь крошечный шаг для того, чтобы оказаться по ту сторону безумия. Лишь маленький шажок через тонкий заборчик рациональности — и новый мир со своими неповторимыми красками врывается в голову, смешиваясь с реальностью, придавая ей законченный вид, насыщая ее новыми видениями и плоскостями. Да, этот человек сходит с ума. Да, он уже ушел из этого мира, и вся показательная химиотерапия и подобное лечение не что иное как жалкие попытки проникнуть туда, откуда и выхода-то нет. И, наверное, правду говорят: этим людям нельзя вылечиться. Их можно лишь свести с ума второй раз — так, чтобы реальный мир стал для них настоящим. А Джек Уолтерс — чем он лучше? «Он всего лишь человек» — характеристика, которой пользуются практически все высшие существа с отрицательной кармой для обозначения угрозы, исходящей от нас. Но, как правило, ошибаются они в подавляющем большинстве случаев. Тогда уж становится ясно, что человек — это не «всего лишь», а «как минимум». А может быть, и еще круче, да. Джек Уолтерс — типичный частный детектив. Наверное, он неудачник, хотя в чем-то все-таки может назвать себя и счастливчиком — хотя бы в том, что он до сих пор жив. Классическая фигура начала века. Черные депрессии, дешевый виски в низком стакане и практически нулевой заработок. Работа любая — от слежки до убийств — лишь бы платили наличными. Заброшенный особняк с вооруженными культистами? Ночные оргии, не дающие спать соседям, и странные символы, вырезанные у них на телах? Полиция уже осаждает дом, но никак не может взять этих фанатиков живьем? «Раз плюнуть. Уже выезжаю». Знал бы он, что ожидает его не только банда сумасшедших с распростертыми кровавыми объятиями, но и существа, что могли родиться лишь только в самых глубоких уголках человеческого безумия.

На самом деле маленькое портовое поселение Иннсмут было придумано одним из величайших хоррор-мейкеров за все историю человечества — Говардом Льюисом Лавкрафтом. Он явился одним из основоположников традиции создавать забытые городки на самых окраинах человечества и наполнять их историю тайнами, слабо поддающимися осмыслению. Отягощенные злом люди (да и люди ли?) и древние загадки, решение которых лежит, как обычно, где-то рядом. Вот только одна проблема: где именно? Искать придется повсюду. Быть невольником судьбы, пешкой злого рока, что ведет прямо в скалящуюся пасть смерти. И бороться до самого конца, бороться, не обращая внимания на то, что в борьбе этой ты теряешь самого себя. К сожалению, безвозвратно. Темные окраины забытого города со старыми полуразвалившимися домами и кривыми узкими улочками встречают нас заунывной тишиной и невнятными разговорами местных жителей, из которых лишь считанные единицы могут назвать себя нормальными. Вас здесь ненавидят только потому, что вы — чужой. И любопытный, конечно, каким и положено быть каждому уважающему себя детективу. Однако ночь как истинный судья расставляет все на свои места. «Вам здесь не место», — кричат эти сумасшедшие люди, расстреливая вас из окон домов. «Вы совали свой нос не в свое дело, Джек», — словно ваша смерть будет являться спасением от всех возможных напастей. Люди, осмелившиеся сказать лишь пару фраз в ваш адрес, теперь, закатив глаза, остывают прямо у ваших ног, в лучшем случае просто прошитые насквозь парой выстрелов из дробовика. В худшем же... лучше вам не видеть этого. Спать спокойнее будете, честное слово. Но бравым променадом под выкрики горячих американских рыбаков и звон разбитого стекла дело, как вы понимаете, не ограничится. Вы помните еще корабль «Дух Востока», на котором мы гоняли светом фонарика несчастных зомби из Cold Fear? Нет? И правильно. По сравнению со здешним морским народом все вместе взятые твари, что встречали вас на том русском рыболовецком траулере, кажутся безобидными детьми, совершенно случайно нашедшими клыки и когти у бабушки в шкафу. По крайней мере, они точно не препарировали у вас на глазах несчастных матросов и не выламывали казавшиеся непробиваемыми двери парой направленных ударов. Да и не только в море вас будет ожидать столь дружеский прием — после прибытия на остров с именем «С-него-то-все-и-началось» приглашение на чай к старушке Смерти будет выдаваться чрезвычайно часто. Всем желающим, и даже без очереди.

Меня тошнит от этих идиотов из конторы! Появились тут, вооруженные до мозга костей, и давай размахивать своими удостоверениями! Джек, сделай то-то. Джек, ищи этот дипломат с ценными бумагами. Джек, ищи генератор лифта, а я пока постою здесь и немного покурю. Ты же детектив, Джек, а детективы не плачут. Они либо делают свою работу как положено, либо умирают в качестве пленников сумасшедших домов. Джек, Джек, Джек... Надоело. Хочется как-то улизнуть отсюда, что бы этот скользкий агентишка мне ни говорил. Он еще мне угрожает! Да знал бы этот маменькин сынок, с какими ужасами мне пришлось столкнуться там, внизу. Но он мне не верит... Да я и сам бы себе не поверил. Сказал бы: Джек, у тебя просто старческий маразм, иди выспись хорошенько, а потом только приходи и буянь как тебе захочется. Интересно, является ли старческий маразм достаточным основанием для заключения человека в дом для душевнобольных? Если да — то я, конечно, уже обречен. Хотя, может, мне повезет, и я просто погибну. Я ведь еще и безрассуден, не правда ли? Потому что только безрассудные люди имеют право возвращаться туда, где они чудом остались в живых. Еще две ступеньки, Джек. Еще две...

Прошли времена, когда герои хоррора имели право сходить с ума лишь в скриптовых сценах, одобренных режиссером. Ощущения главного героя в качестве запрограммированного болванчика, способного лишь убегать сломя голову, теперь сменились появлением на сцене игры почти настоящего человека, способного выжить в игре жанра ужасов. Ну, то есть обыденную жизнедеятельность свою вроде процессов питания и тому подобных нам поддерживать не надо, однако же психическое и физическое здоровье Джека находится исключительно в наших руках. Если вы непреодолимый любитель лицезреть оторванные конечности, изящно раскиданные в сюрреалистических лужицах красного цвета — что ж, любуйтесь на здоровье. И не говорите потом, что экран почему-то размыт так, что окружение становится видно исключительно на расстоянии вытянутой руки, а из колонок доносятся нервные скрипы моторчика, испуганно стучащего у кого-то в груди... не в вашей ли? Это — первые признаки того, что вам осталась всего лишь пара маленьких шажков до безумия. А после — суицид и, соответственно, преждевременное окончание игры... Вы видите мир глазами Джека, но в то же время вас ни на секунду не покинет ощущение того, что и вы сами являетесь Джеком. Такой изящный и слегка даже изысканный способ развить легкую шизофрению у ничего не подозревающих игроков. Браво, Headfirst!

Точечная система ранений также безвозвратно съедает громадное количество несчастных нейронов, которым уже никогда не суждено восстановиться. Сломалась нога? Что ж, пора вспомнить раздел «Как тяжело живется черепахам» учебника по биологии. Ах, так вам еще и руку хорошенько исполосовали? Забудьте о стрельбе: из-за отсутствия прицела и сумасшедшей тряски поврежденной конечности попадание во врагов станет решаемой задачей исключительно для любимцев судьбы. Кровотечения тоже не стоит игнорировать — иначе краски по ту сторону монитора будут неумолимо терять свои цвета, и время будет замедлять свой ход, возвещая о скорой бессмысленной кончине Джека. Для подобных случаев созданы аптечки, в которых есть медикаменты на все случаи жизни — правда, может оказаться и так, что при переизбытке бинтов и шин у вас совсем не окажется хирургических ниток — и тогда любое обильное кровотечение окажется смертельным. В таком случае есть последний выход — доза морфия, ведущая к временному подъему жизненных сил (заметьте, временному: вкололи — и бегом до укрытия зализывать раны, так как перевязка занимает достаточно много времени). Правда, злоупотребление этим препаратом ведет лишь к потере контроля над собой и досрочному концу игры. Будьте аккуратны: аптеки, к сожалению, во времена перемен обычно бывают закрыты.

Играть в Call of Cthulhu просто-напросто страшно. Это чувство порой становится настолько настойчивым, что впору будет остановиться и нажать на заветный Exit. Видения, которыми время от времени страдает Джек, есть не что иное, как еще один повод устроить нашим нервам испытание на прочность. Вот мы смотрим на мир глазами какого-то непонятного существа, которое, перебирая лапами, бежит по крыше. Останавливается. Смотрит вниз. И видит Джека. Управление передается нам в руки, и, само собой, первое, что хочется сделать — увидеть, что же за чудовище так хочет узнать о нас побольше. Резкое движение мыши, взгляд вверх, и — никого. А нервы-то все еще на взводе. Или, наверное, одна из самых жестоких сцен игры: мы на пару мгновений переносимся в тело несчастного агента ФБР, привязанного к конвейерной ленте, несущей его прямо в жерло камнедробильной машины. В ту самую секунду, когда несчастного уже готова принять смерть, управление переходит к нам — лишь только затем, чтобы с ужасом наблюдать за внутренностями несчастного, шлепающимися прямо у наших ног. Call of Cthulhu — далеко не утонченный японский ужастик. Это грубая и откровенная игра, не брезгующая время от времени снабжать нас информацией об анатомии человека и в то же время дающая нам поводы для надежды на спасение. Лишь поводы, заметьте — само это чувство еще только предстоит взрастить. Если, конечно, захочется.

Не молчи. Говори. Ты не должен ощущать боль. У тебя вообще не было той руки. Ее тебе отстрелили году эдак в... м-м-м... ну, допустим, в 1917... Да что же я несу, черт возьми? В глазах жжет, словно по ним прошлись ватой с чистейшим медицинским спиртом. И размыто все так же. Ты не умрешь, Джек. Ты дотянешь, из последних сил, но дотянешь до аптечки, доктора, больницы, да хотя бы до могилы, не подыхать же здесь, на этих скалах, как дураку, одному? Сейчас бы сесть и закурить. Вместе с какой-нибудь красоткой из пошлого бродвейского шоу. И чтобы она слушала, раскрыв рот, и верила, беззаветно и преданно, а я все говорил и говорил про события, которых никогда и не было-то... Не расслабляться, Джек! Не расслабляться...

Паззловая составляющая Call of Cthulhu тихо и аккуратно ставит палки в колеса летящему вперед сюжетному дилижансу. Редкие головоломки и манипуляции с предметами практически не напрягают несчастный человеческий ум и дают небольшую передышку от противного пиликанья смычка страха по струнам нервов. Решение загадок зачастую очевидно и при должном внимании к мелочам предстает абсолютно логичным процессом, не замутненным необходимостью шарить по энциклопедиям и разгадывать смысл сакральных символов XIII века. Однако, коль уж вы загрустили и подумали невзначай, что игра представляет собой исключительно квест (особенно при взгляде на 30% пройденной игры и полное отсутствие оружия), то спешу вас обрадовать: оружие вам выдадут в количестве целых семи стволов, да и шансов его применить будет предостаточно, однако сам процесс раздачи благотворительных пуль всем желающим и нежелающим происходит на удивление тоскливо. Пистолет, первым попадающий в наши руки, становится настоящим орудием возмездия. Меткие выстрелы в голову один за другим отправляют преданных фанатиков прямо в объятия к любимому божеству, и даже скромное сопротивление, оказываемое ими, кажется по-настоящему смешным. Все эти блуждания в полутьме и однообразное уничтожение однотипных врагов, занимающее где-то 20% игры, кажется слишком затянутым. Глуповатый AI не позволяет хоррору превратиться в залихватистый экшен, но в то же время связывает вас по рукам и ногам, отнимая все удовольствие от процесса уничтожения врагов. Таким вот банальным образом разработчики словно хотели дать понять, что стрельба в игре — не главное, и вот тут-то они и прогадали. Просто осознание сей нехитрой истины приходит абсолютно самостоятельно, конечно, немного позже, чем следовало бы, но все-таки — разве ради этого стоило заранее закапывать в землю столь важную часть игры? Call of Cthulhu определенно не ставит себе целью шокировать неподготовленных игроков красотой графических полотен, поставляемых на экран монитора стареньким движком игры. Но это обстоятельство, как ни странно, абсолютно не сказывается на качестве образов, воспринимаемых вами. Атмосфера, слепленная из комочков тины и рычания проклятых жителей Иннсмута, абсолютно не страдает, и даже более того — использует все тусклые серые текстуры и сильную затененность уровней в свою пользу. Вряд ли вы сумеете наткнуться на яркие краски и «живую» обстановку в игре. Все вокруг умерло. Умерло уже тогда, когда Джека Уолтерса не было еще среди живых. И хотя воскрешение сущего не входит в ваши основные обязанности, что-то все же будет двигать вами, заставлять поднимать голову после неудач и идти вперед, к еще более жутким кошмарам. Жажда выжить? Или месть? Возможность нажиться на чьей-то смерти? Выбор всегда есть. А вот выход... с этим уже могут возникнуть весьма серьезные проблемы. К сожалению, в большинстве подобных случаев от двери, ведущей к выходу из кошмара, у человека просто-напросто нет ключей.

Снова эти странные звуки. Такое чувство, что они могут пронзать пространство быстрее, чем свет, и в то же время у них есть разум. Я знаю, что они ищут кого-то. Я верю, что они ищут меня. Они стучатся в дверь моей камеры, притворяясь доктором, везущим еду на старой поскрипывающей тележке. Звуки эти проникают в окно камеры вместе с солнечными лучами и пытаются свести меня с ума, но я не верю им. Этот странный человек, склонившись над моим ухом, обжигает его своим смрадным дыханием, шепча: «I`a Dagon». Он ставит руки мне на колени и, смотря прямо мне в глаза, произносит: «I`a Hydra». Я отталкиваю его, вскакиваю на ноги и ударяю воздух, в котором он витает. Ему больно, но он не говорит ни слова, лишь тихо поднимается в воздух и в ту же секунду вылетает в окно... Я рисую на руках. В ручке кончились чернила, но я могу рисовать и кровью. Это не моя кровь — кровь человека, сидящего в камере вместе со мной. Он, кажется, боится меня, когда я начинаю шептать ему на ухо молитвы Великому и Великой, но ведь он ничего в этом не понимает! Зажимается в угол и трясется там, словно последний трус, а ведь мы вместе прошли столько невзгод, что пора бы Джеку уже и привыкнуть ко мне. Хочешь, я нарисую тебе смерть?... Джек снова рисует кровью на стенах. Мне страшно. Я опять сижу в углу, словно маленький мальчик, к которому пришла настоящая зубная Фея — с плоскогубцами и гнилой улыбкой. Я все никак не могу привыкнуть к нему. Он, кажется, снова рисует мне смерть. Да, Джек. Я уже готов. А ты, я? Ты тоже готов умереть вместе со мной?

Оценка: 9.
Кажется, в этом году мы получили подарок Оттуда. Выдержанный, ароматный, по-настоящему страшный проект, от одного погружения в который уже пробегают мурашки по коже. Он не аристократично-напыщенный и не перегруженный психологизмом, как тот же Silent Hill, но в нем нет и такого упора на экшен, как в Resident Evil 4. Балансирование на золотом канате прямо над пропастью вторичности и старомодности. Слишком много страха, чтобы не бояться. Слишком мало надежды, чтобы не верить. Это ни в коем случае не гениальный проект, но он настолько правилен, настолько выверен практически до мелочей, что нахождение внутри него похоже на целую ночь на кладбище. Страшно и одиноко — даже при условии того, что свет за вашей спиной будет гореть постоянно. Не волнуйтесь. У вас просто его отнимут.






Вернуться
Опрос
Как вы относитесь к настоящей рекламе внутри игр?

Супер! Приближает игру к реальности
Ну, нормально
Допускаю, только игра должна быть бесплатной
Скорее, против
За мои же деньги еще и рекламу смотреть?!!!



Результаты

Ответов 2723

Поиск игр


- 3

Статистика
Человек на сайте: 11.
 
         
 


 
 
Design by GameTower